Ваше сообщение успешно отправлено!

Оставить заявку

Заказать звонок

Кисе Курокава

Кисе Курокава

Кисе Курокава
200654_201302_misc.jpg


Потомственный архитектор, Кисе Курокава родился в 1934 году в небольшом японском поселке Каниэ. Его отец строил здания в Хиросиме и Нагасаки. Настоящим потрясением для маленького Кисе были слезы отца, увидевшего руины домов во время американских бомбардировок. Именно тогда он пообещал себе, что продолжит отцовское дело, став архитектором.


Годы учебы Курокавы в университетах Киото и Токио в 50-х совпали с модой на советский конструктивизм. Молодой архитектор был настолько увлечен стилем, особенно после поездки в Москву в 1958 году, что даже всерьез задумывался о переезде в СССР.


Японский метаболизм


Однако с приходом 60-х Курокава решил все-таки остаться в Японии, познакомившись с архитектором Кэндзо Танге, который восстанавливал здания Хиросимы, подвергшиеся авиаударам. Группа единомышленников во главе с Танге, в которую также вошли Киенори Кикутакэ и Фумихико Маки, основала новое направление в архитектуре, получившее название «метаболизм». Основная идея стиля совпала с возрождением Японии после разрушительных последствий Второй мировой войны. Метаболисты бросили открытый вызов бездушным типовым застройкам, воспринимавшимся горожанами своеобразными «машинами для жилья»: здания Курокавы и его коллег были «живыми», органично вписывающимися в городскую среду, флору и фауну мегаполиса. Таким образом, метаболизм взял за основу национальные архитектурные истоки, которые при этом гармонично сочетались с футуристическими идеями. Так, согласно манифесту метаболизма, изданному в рамках токийской Всемирной конференции дизайна в 1960-м, обычный дом в городе будущего представлялся архитекторам капсулой, в которой есть все необходимое для комфорта. При желании путешествовать не нужно будет покидать пределы капсулы, она сможет плавать в океане и даже летать в космос, — утверждал Курокава в написанной им главе манифеста. В дальнейшем футуристические замыслы архитектор не раз воплощал в своих работах. К примеру, для выставки Expo '70 в Осаке он спроектировал несколько павильонов, состоящих из капсул, самый известный из которых — Toshiba IHI.


kur1.jpg


Еще через 10 лет, в 1972-м, Курокава завершил работу над своим ключевым проектом в духе метаболизма — зданием «Накагин», которое представляет собой две бетонные башни из 140 стальных модулей-капсул, повернутых круглыми окнами-иллюминаторами в разные стороны. В изолированных капсулах расположены небольшие квартиры, в которых, однако, есть все необходимое для жизни одного человека: кровать, письменный стол, шкаф и даже душевая кабина. Минималистичная квартира занимает столько же площади, сколько традиционная японская комната для чайных церемоний. Сразу же после постройки башню заселили сарариманы — городские клерки среднего класса, и в наши дни многие квартиры занимают служащие, ведь «Накагин» расположена в деловом квартале Токио. 


kur2.jpg


Не секрет, что архитектор отдавал предпочтение серому цвету, намеренно отказываясь от ярких оттенков. Таким образом мастер хотел подчеркнуть простоту фактуры и естественность материалов, из которых создавал свои здания, — бетона, металла, гранита. Кроме того, по мнению Курокавы, тени в интерьере интересно смотрятся именно на сером фоне.

Малазийский аэропорт


В 90-х Кисе Курокава работал над проектом здания нового аэропорта в Куала-Лумпуре. По задумке архитектора, пассажиры добираются из здания одного терминала в другой с помощью аэропоезда без машиниста — этот способ передвижения был использован впервые в мире. Курокава предусмотрел все: главные воздушные ворота Малайзии оснащены бесплатным кинозалом для путешественников, массажными кабинетами, скоростными лифтами и траволаторами. Учел архитектор и восточный колорит Куала-Лумпура: многократно повторяющиеся оболочки основного терминала напоминают традиционные исламские купола. В обоих терминалах расположены зеленые зоны — настоящие тропические сады — в аэропорту ощущается неразрывная связь технического прогресса с природой.


kur3.jpg


Музей динозавров


Параллельно с малазийским аэропортом Курокава работал над строительством первого музея динозавров на родине, в городе Кацуяма префектуры Фукуи. Архитектор хотел подчеркнуть, что древнейшие останки гигантских ящеров были найдены именно в этом месте, поэтому посетители, зайдя в музей, сначала попадают на длинном эскалаторе на подземный уровень, где выставлена коллекция окаменелостей в их естественной среде — в скальной породе.


Система эскалаторов и лестниц, связывающая четыре уровня здания, по форме похожа на скелет динозавра. Автоматизированные фигуры ящеров, расположенные в диорамах, двигаются и издают звуки. Под стеклянным куполом размещена основная экспозиция музея.


kur4.jpg


Генплан новой столицы Казахстана


В конце 90-х президент Казахстана Нурсултан Назарбаев приглашал многих архитекторов с мировым именем разработать генеральный план Астаны, куда была перенесена столица республики. Проект Кисе Курокавы понравился ему благодаря сохранению гармонии города и природы, в отличие от предложений конкурентов, которые планировали развивать Астану вдоль русла реки Ишим, что неизбежно бы привело к экологической катастрофе. Основной идеей японского архитектора был так называемый экокоридор, сохраняющий чистоту Ишима — зеленые зоны парков вдоль речных берегов.


Кроме того, по проекту Курокавы был построен новый терминал аэропорта Астаны — здание на стыке восточных и западных традиций в архитектуре. Купол терминала, напоминающий по форме казахскую юрту, внутри украшен яркой мозаикой в виде исламской вязи. Само здание аэропорта архитектор сделал невысоким, преследуя целью сохранение теплоотдачи — зимы в казахстанских степях суровые, температура опускается до –40 °С.


photo_218591.jpg


Национальный центр искусств в Токио


В 2000-х правительство Японии утвердило образование Национального центра искусств путем слияния трех национальных музеев — Токио, Киото и Нара. Курокава приступил к проекту масштабного здания площадью 14 000 кв. м, построенного в 2007 году на месте научно-исследовательского центра Токийского университета. Уже в первый год работы в музее прошло 69 независимых выставок.


Фасад здания центра искусств выполнен из стеклянных панелей 21 метр в высоту, расположенных дугой. Местные жители называют музей «стеклянной волной» не только из-за формы фасада — здание расположено рядом с токийской гаванью. Кроме того, панели эргономичны и помогают сэкономить энергию на кондиционирование, т.к. задерживают в помещении до 90 % солнечного света.


kur7.jpg


Стадионы


С приходом нового тысячелетия Кисе Курокава вплотную занялся проектированием стадионов. Работа архитектора началась со спортивной арены в японском городе Оита, который принимал мундиаль 2002 года. Отличительными особенностями стадиона стали выдвигающаяся крыша, а также тефлоновые мембранные панели, благодаря которым арена не нуждалась в дополнительном освещении днем. Помимо футбольного поля, спортивный комплекс включал в себя фитнес-центр, бассейн, 11 теннисных кортов и т.д.


kur6.jpg


Очередной проект Курокавы — стадион в городе Тойота, построенный на небольшом участке возле реки. Архитектору пришлось просчитывать конструкцию с филигранной точностью — любая ошибка стоила бы ему репутации.


 «Санкт-Петербург Арена»


Продолжением карьеры Курокавы стал проект стадиона в Санкт-Петербурге. Как и арена в городе Оита, данная конструкция оснащена раздвижной крышей. Кроме того, стадион имеет выкатное поле, которое планируется убирать на время проведения концертов и других массовых мероприятий, чтобы увеличить количество зрительских мест с 60 до 80 тысяч. Футуристический вид арене придает ее необычная форма, напоминающая летающую тарелку. Современный спортивный объект оснащен системами обогрева, охлаждения и аэрации по последнему слову техники, архитектор постарался предусмотреть все условия для комфорта футболистов и болельщиков.


kur8.jpg


К сожалению, Кисе Курокава не дожил до окончания строительства стадиона. «Санкт-Петербург Арена» стал последним проектом архитектора: его открытие состоялось спустя 10 лет после смерти Курокавы, в 2017 году. Выдающийся архитектор умер в Токио в 2007 году, в возрасте 73 лет. Наследие гениального метаболиста велико: за свою долгую жизнь он стал автором свыше 50 объектов различного назначения, построенных в разных странах мира.

Возврат к списку